ПОЛИАМОРИЯ И РОБЕРТ ХАЙНЛАЙН

 

 

полиамория

Image  courtesy  of  Idea  at  FreeDigitalPhotos.net

 

 

Когда речь заходит о полиамории, то скептики говорят: «А-а-а, это те, кто начитался Хайнлайна...».

 

Кота однажды спросили: Скажите, это правда, что у вас в марте...? – Почему только в марте?, – ответил кот. Так же и со скептиками. Почему начитавшиеся только Хайнлайна? Видимо скептики просто не слышали ни о ком, кроме Хайнлайна. Он, кстати, был великим философом современности. А великого мыслителя не грех и «начитаться». Так же как Сократа или Фрейда.

 

А вот скептиков читать и перечитывать никто не захочет. У них нечему учиться, кроме вселенского скептицизма и фразы: «мы это уже проходили». Да, они это проходили... и прошли мимо, так ничего  не поняв и не заметив. А жаль.

 

Мир двигают вперед не скептики. Это именно они сидели рядом с первым человеком, добывавшим огонь трением, и скептически комментировали его усилия, пот на лбу и волдыри на руках. И строителей первой египетской пирамиды они критиковали, чтобы самим не пришлось таскать камни. А уж Иисуса-то как шпыняли! А смотри ты, он всё равно создал, что хотел.

 

Скептики не создавали «Капитал» или законы Ньютона. Их кредо иное – охаивать. Это именно про них известные всем слова из Песни Нестора [ Машина времени» ]: «Шипели вслед, что, мол, проку нет от этих блажных идей...».

 

Огромное дерево вырастает из маленького зёрнышка. А космические корабли – из первого огня, добытого своими руками. Так что, господа скептики, отдохните. Не перенапрягайте свои мозги. «Обозвать чужое мнение нехорошим словом - совсем не значит его опровергнуть»   [ Р. Хайнлайн ].

 

Роберт Хайнлайн был философом - писателем. Во всех его романах можно встретить ценнейшие наблюдения и размышления о нас и об обществе, которое нас окружает.  Его романы – это моделирование социального развития нашего общества. И некоторые его предсказания могут сбыться еще при жизни сегодняшнего поколения.

 

Хайнлайна можно назвать человеком, который в литературной форме изложил идею полиамории. Он считал её вполне достижимой в недалёком будущем. Он также показал её преимущества и опасности, угрожающие полиаморным семьям со стороны консервативного общества.

 

Финансовую сторону полиаморной семьи он описал в романе «Фрайди», взяв за основу западные брачные контракты.

 

А другой вариант, «идеологический», приемлемый для периода появления первых таких семей – в романе «Чужак  в  чужой стране». Но не он первый открыл полиаморию. Он основывался на истории. И дополнял её своими выводами и даже подсказками тем, кто захочет идти этим путём.

 

Возможно, его подтолкнула к этой теме секта «Семья любви» ( или Церковь Армагеддона), созданная в Арлингтоне ( США ) в 1967-68 году. Идея полиамории, как пути объединения людей в более счастливое сообщество, по-видимому, импонировала Хайнлайну. Вот как он сам описывает исторический опыт полиамории: « ...схема, подобная Майковой, предлагалась этому  пакостному миру многажды... Онайдская община [ Онайдская община ( или «коммуна» ) – религиозное общество, организованное Дж.ХюНойзом в Онайде ( штат Нью-Йорк ). Просуществовала с 1848г. по 1881-й ( после чего было преобразована в акционерное общество ) ] очень смахивала на это ихнее Гнездо... Или возьми ранних христиан – анархия, коммунизм, групповой брак...».

 

«Семья любви» представляла собой некую смесь из полиандрии ( многомужие ) и полигинии ( многоженство ). Она не была коллективным браком, который Хайнлайн описал как «Гнездо» в романе «Чужак  в  чужой стране». «Семья любви» была построена не на принципах демократии, а на основе власти главы культа. Многочисленные недостатки этой семьи, вызванные авторитарным управлением ею и её финансами, а также дискриминация женщин в ней вызвали в итоге её развал.

 

И, тем не менее, «Семья любви» тоже дала человечеству уникальный опыт. Например, в части воспитания детей в такой семье. Скептики-критики могут заявить, что дети там воспитывались плохо. Но такое заявление будет ложью. Ни один из таких критиков не воспитывался в этой семье и не знает на своём опыте, что она давала детям. Вот что об этом рассказывают сами дети Семьи любви в документальном фильме о ней: «Я помню слишком много родителей. Но в некотором смысле это создало потрясающую атмосферу. Это одно из преимуществ секты. Мы были огромной семьей. Мы помогали друг другу и доверяли друг другу. Взросление в такой среде хорошо отразилось на детях. В семье, где есть 20 матерей и 20 братьев и сестер, они были под влиянием многих людей, а не одной маленькой семьи. Это шло детям на пользу. Это расширило рамки нашего сознания. Мы могли спросить любого человека о чем угодно. И у всех были разные ответы. Так что меня воспитывали не только мои родители».

 

Модель полиаморной семьи, описанную в романе «Фрайди», Хайнлайн назвал С-семьёй. Там она состоит из 3-х мужчин, 4-х женщин и 7-ми их детей. Члены такой С-семьи заключают брачно-финансовый договор. Хайнлайн подразумевает, что на момент времени, описываемый в романе, общество будет уже готово юридически признавать такие С-семьи.

 

Вот что он пишет об С-семье:

«Моя семья - семизначный С-брак... "С" принимают за "секс".  

... "С" означает "спокойствие", "социабельность", разумеется "союз", в каком-то смысле "святыню" и многое-многое другое - тепло, уют, радость... Ну, разумеется, "С" может означать и "секс" тоже...

И совершенно не нужно создавать нечто, столь сложное, как С-брак, только ради секса - на самом деле "С" означает "Синтетическая семья"...

... сколько у меня мужей? Трое, сэр, и три "сестры" по браку...

... Дети? Ну, конечно... с семью ребятишками - от одиннадцати лет и до ползункового возраста...

...Но жена в С-браке должна вносить лепту в копошащийся клубок детей на ковре в гостиной...

... Я повстречалась с Дугласом... он объяснил, что... предлагает съездить в гости к его С-семье - посмотреть, понравлюсь ли я им и понравятся ли они мне... Я знала, что должна буду переспать со всеми его С-братьями, если они того пожелают, - своего рода негласный ритуал... 

...Поздно вечером, когда дом приутих и мы с Берти собирались ложиться в постель ( следуя результату своего рода лотереи, где проигравший по придуманным нашим шутниками-мужьями правилам был обязан спать со мной первым ),...

 ...Через двадцать четыре часа я была влюблена по уши во всю его семью...

... Как-то утром Анита пригласила меня на прогулку по саду...

     - Марджори, дорогая, - начала Анита... Тебе хорошо с нами?

     - Ужасно хорошо!

     - Как ты думаешь, тебе нравится это настолько, что ты хотела бы остаться насовсем?...

... Пожалуй, будет лучше, - сказала она, - если сначала я объясню кое-что, дорогая. Мы должны обсудить кое-какие материальные вопросы. Если предоставить это мужчинам, деньги вообще не будут упоминаться - Альберт и Бриан так же сходят по тебе с ума, как Дуглас, и я их понимаю. Но вся наша группа - это не только брак, но и своего рода семейная деловая корпорация, и кто-то должен взять на себя бухгалтерию - потому-то я являюсь председателем всего сообщества и главным менеджером...

...  если ты хочешь присоединиться к нам официально со всеми формальностями, я обязана... оговорить все условия контракта...

... Итак, Бриану принадлежат три доли, Альберту и мне - по две. У Дугласа, Виктории и Лиз - по одной. У всех право голоса соответствует их долям...

... Каждый из детей обладает правом на одну долю, но без права голоса, потому что доля ребенка выплачивается ему (или ей) наличными, когда тот покинет семью - в качестве приданного или как начальный капитал...

... Анита всегда подчеркивала, что любит всех детей одинаково, независимо от того, ее это дети или нет...

... - В конце концов, в детях весь смысл семьи. Итак, ты сама понимаешь, что взрослый человек, желающий присоединиться к нашей семье, должен выкупить свою долю... Браки, конечно, свершаются на небесах, но счета должны быть оплачены на земле.

... Не могла бы ты работать в Крайстчерче и выплачивать свою долю из жалованья?...

... Бриан предложил отдать тебе одну его долю... Дуглас и Альберт тут же заявили, что возместят ему ее, хотя и не сразу... Вместо этого я согласилась принять одну долю Бриана в качестве поручительства за выполнение обязательств твоего контракта...

... Сколько ты можешь выплачивать в месяц, продолжая работать там, где ты работаешь? Не нужно лезть из кожи вон, но постарайся выплатить долю как можно быстрее, потому что это как с годовым доходом от недвижимости: Часть идет на уплату налога, а часть покрывает оставшийся долг, и таким образом, чем больше взносы, тем лучше для тебя....

... На следующий день мы подписали контракт, и в конце недели я вышла за них замуж - все чин по чину - в боковой часовенке кафедрального собора... »

 

Итак, Хайнлайн описывает модель полиаморной семьи с лидером-женщиной. Он не изображает эту семью как идеал таких отношений. Он говорит, что её члены религиозны и имеют массу предрассудков. И называет их «банд(ой) самовлюбленных расистов под предводительством Аниты».

 

Понимая, что до «легализ(ации) С-брак(а) в Калифорнийской Конфедерации» дело дойдёт еще не скоро, Хайнлайн в романе «Чужак  в  чужой стране» даёт другой вариант создания полиаморной семьи – на идеологической основе. А именно – на основе религии. При этом Хайнлайн, видимо, сознательно уходит от финансовых вопросов существования такой «идеологической» семьи. Его внимание сосредоточено на том, что религиозная подоплека полиаморного брака является в настоящее время ( или в ближнем будущем ) единственной возможностью таким семьям отстоять право на своё существование: «... эти люди состоят в коллективном браке - групповая теогамия [ теогамия - религиозный брак ], так это называется...

... В этом «взращивании близости» посредством сексуального единения, в этом единстве множественного нет и не может быть места для единобрачия. Если для их религиозного кредо существенно важно совместное сношение...

...Но что мне больше всего нравится в этой религии...

... она выполняет все функции церкви, и ее квазитеология вполне  сопоставима с некоторыми традиционными религиями...»

 

Т.е. это религия, обязательной составной частью которой является совместный секс внутри группы единомышленников, объединенных в такую религиозную семью.

 

Обратите внимание, не свободный секс с кем попало, а совместное исполнение супружеских обязанностей, как условие принадлежности к этой религиозной семье. При этом может даже возникать психологическая импотенция в отношении не-членов семьи: «... после сегодняшнего  все они ( другие женщины ) вроде как перестанут существовать, останутся только те, которые тебе водяные братья...

... И, как неизбежное следствие, я не имел ни малейшего желания попытаться повторить это чудо с кем-либо, кого я ранее не взлелеял, к кому не проникся доверием... я физически неспособен на акт любви с женщиной, которая не разделила до того со мною воду. И так со всеми братьями из Гнезда. Психологическая импотенция - если духовное слияние не предшествует слиянию плоти...»

 

Конечно, по мнению традиционных религий, такое религиозное «взращивание близости» – это абсолютно неприемлемый ритуал. Но он, как ритуал, ничем не хуже обдымливания кадилом. К тому же не мешало бы, чтобы сам Бог спустился и подтвердил, что вдыхать дым кадила не вредно для здоровья.

 

В разные времена и у разных народов были разные религии. Одни поклонялись Солнцу, другие – земле и так далее. Но поклонения телесному «взращиванию близости» еще недостаточно для признания всего этого религией.

 

Хайнлайн не упоминает об этом. Но обязательным условием существования любой религии является наличие у неё своего собственного мировоззрения. Т.е. своей системы взглядов на мир, Вселенную, человека и Бога ( или Богов ). На место человека в этом мире и его задачи в нём.

 

А такое мировоззрение – вещь не простая. Любое мировоззрение должно быть стройной системой логически связанных взглядов и идей. И учитывать современные взгляды на наш мир и вселенную.

 

Традиционные религии имели такую систему. Но она базировалась на взглядах, которые наука развенчала за последние 2000 лет. Например, что это Солнце восходит и заходит, а Земля – неподвижна. Поэтому религии с таким устаревшим мировоззрением сегодня входят в конфликт с научным видением мира и теряют своих последователей.

 

Хайнлайн отрицательно относится к «новым» мировоззрениям, создаваемым путём компиляции разных частей старых мировоззрений: «Фостеритская лавочка - самая настоящая церковь... Все эти «новые откровения» - старые погудки, и даже не на очень новый лад... Они просто сляпали вместе несколько древних как мир трюков, подкрасили их наново, да поярче, и пошли с этим товаром на рынок...»

 

Так что формирование мировоззрения полиамории Хайнлайн оставляет своим последователям. По его мнению, именно оно позволит создать юридическую базу правомерности существования полиаморных семей: «В юридическом смысле... религия - нечто вроде ничейной земли... Церковь может делать абсолютно всё, позволенное любой другой организации, - и притом без всяких ограничений. Она не платит налогов, не обязана публиковать свои финансовые отчеты, имеет практически полный иммунитет против обысков, проверок и контроля - и это при том, что церковью считается любая шарага, объявившая себя церковью. А из многочисленных попыток провести разграничение между «настоящими» религиями, имеющими право на подобные поблажки, и «сектами» ничего путного не вышло и не выйдет - разве что ввести государственную религию. Способ, прямо скажем, радикальный...».

 

 В принципе и о традиционных религиях мнение Хайнлайна, скажем, не очень хорошее: «Религия - большое утешение для большого числа людей; кроме того, нельзя отрицать возможности, что где-то там какая-то там религия является Абсолютной Истиной. Но очень часто религиозность человека - всего лишь способ потешить свое самомнение, не имея к тому ровно никаких оснований. Церковь, в которой воспитывали меня с детства, заверяла меня, что я - лучше большинства остальных, что я «спасусь», а они «будут прокляты», мы живем в благодати, а все остальные - «язычники» и «еретики»... Невежественные охламоны, мывшиеся раз, наверное, в год и сеявшие свою кукурузу по фазам Луны, - они имели наглость утверждать, что знают все ответы на главные вопросы мироздания... Мы пели гимны, полные дурацкого высокомерия, восхваляли фактически не Господа, а самих себя, - как это ловко мы к Нему примазались, как уютно устроились, и как высоко ценит Он нас...»

 

 Давайте посмотрим, что пишет Хайнлайн о полиаморных семьях, основанных на идее «Счастье в ЭТОЙ жизни, а не после смерти».

 

 

 

Что даёт полиамория:

 

 

 

полиаморные отношения

Image  courtesy  of  Idea go at  FreeDigitalPhotos.net

 

Самое первое и доступное – это разнообразие сексуальной жизни членов такой семьи:

 «... Ты участвовал когда-нибудь в настоящей лесопилке - такой, что если накроют - всем срока и штрафы и непременно пара разводов?

... Так вот, братец ты мой, это - невинные детские забавы, на манер загородного пикника воскресной школы...

... вот я, у меня была когда-то жена. Начиналось всё очень мило, но затем превратилось в самый взаправдашний ад. А теперь мне это нравится, и сначала нравилось, и теперь. Да какое там нравится - я в диком, поросячьем восторге. И не потому только, что я могу сколько угодно пилиться с целой кучей умопомрачительных девочек, - нет, я же искренне люблю их всех, всех моих братьев, вне зависимости от пола...

... мы... не перешли в Девятый Круг, а перескочили. Всё это было слишком быстро для пожилой, чопорной и благопристойной домашней хозяйки.

... Прежде я непрерывно ныла и скулила, страдала от целого букета «женских недомоганий», была сущим наказанием для окружающих - ну и где это всё? Теперь я чувствую себя настоящей женщиной.

   Я сбросила 20 фунтов, помолодела на много лет, не имею ни малейших оснований жаловаться на здоровье - и мне нравится быть женщиной. Та унылая особа превратилась в «левантийскую шлюху».

... Я... была болезненно ревнива и потащилась следом, чтобы присматривать за его поведением...

... А затем я увидела в себе самой всё то, за что презирала других женщин...

... Я хотела войти в Гнездо, но не была уверена, что смогу слиться воедино с семью другими людьми...

  ... Мы вошли во Внутренний Храм и сразу попали в круг ослепительного света... а все они, в купели, ... призывали нас прийти и разделить воду жизни, и я подошла к воде, нырнула - и не вынырнула по сию пору.

   У меня и желания такого не появляется, никогда ...»

 

 Второе, что даёт полиамория по мнению Хайнлайна, это укрепление брака:

«... когда одежда утратит свою обязательность ...

 ... когда ее не будет волновать мнение людей, не ставших еще такими же, как она ... Когда женщина освободится от страха и вины...

... Но есть и учреждение, которое ничуть не пострадает. Брак...

... Он не ослабится, но окрепнет, очистится, обретет новую яркость. Яркость? Экстаз! Ты видишь эту женщину... Это моя жена. Чуть более года назад мы жили с ней как кошка с собакой. Она меня ревновала, а я не уделял ей должного внимания, она наводила на меня тоску. Кой черт, я ведь тоже наводил на нее тоску, нас удерживали от развода дети - дети и ее неуступчивость, я знал, что она не отпустит меня без скандала, к тому же у меня не было сил, чтобы строить новую семью, возраст не тот. Поэтому я прихватывал по мелочам на стороне, изредка, когда был достаточно уверен, что это сойдет мне с рук... а ( она ) чувствовала и тихо ярилась. А иногда и не тихо. Затем мы пришли сюда... и я влюбился в свою жену. Лучшая из моих подружек!

... Дело в том... что теперь мы подружились как никогда прежде, благодаря обучению, кульминацией которого стало разделение воды и взращивание близости с другими, прошедшими то же обучение. И мы не одни такие, в группе образовалось несколько прочных пар; как правило, сходятся люди, состоящие в официальном браке. Иногда этого не происходит, но тогда перестройка обходится без страданий, в итоге между «разведенными» устанавливаются теплые, лучшие, чем когда-либо прежде, отношения - как в постели, так и вне ее. Никто ничего не теряет, все только выигрывают. И эти пары необязательно разнополые...»

 

 Хайнлайн говорит, какой, по его мнению, должна быть сексуально-душевная связь людей:

«... Наши братья прекрасно между собой ладят... они живут в счастье и в мире, без горечи и ревности... Разделение на мужчин и женщин - наш величайший дар... Слияние тел и душ в одном неделимом экстазе, брать и отдавать, наслаждаться друг другом ... пока человек - мужчина ли, женщина - не окунутся в самые глубины этого блаженства, где умы сплетаются столь же тесно, как и тела, все его совокупления не в счет, он остается, по сути, девственником, он один в мире...

... Вот такой и должна быть сексуальная связь. Должна быть, но бывает редко... Чаще встречаются безразличные и механически проводимые действия, соблазнение, как азартная игра, вроде рулетки, но менее честная, и насилие, проституция и безбрачие - добровольное или недобровольное, страх, вина и ненависть, и дети, с ранних лет приученные считать, что секс - это нечто «гадкое», «стыдное» и «животное», что его надо скрывать, надо опасаться. Прекрасная, совершенная вещь выворачивается наизнанку, ставится с ног на голову, превращается в кошмар. И каждая из этих неправильностей является непосредственным логическим следствием «ревности»...».

 

 

 

Полиамория подразумевает иные моральные нормы:

 

 Эти нормы вначале непривычны, а некоторых они могут даже шокировать. Но они честнее, чем лицемерные нормы сегодняшней так называемой морали. А если нет лжи и лицемерия в отношениях между мужчинами и женщинами, то все мы намного ближе к счастью.

«... Я предлагаю тебе воду. Ты позволишь мне разделить с тобой воду и взрастить близость?... Разделить всё, что у нас есть. Себя самих...

 ... У нас, у людей, есть нечто такое... Огромная ценность... Я говорю о великом счастье быть мужчинами и женщинами... и это величайшее из сокровищ...

... Я знала, какая чудесная ночь вам предстоит...

- Да... ночь была сказочная. Хотя, правду сказать, твоя инициатива несколько меня удивила.

- Ты хочешь сказать - шокировала. Дело в том... что я знаю тебя как облупленного. Я ведь хотела сама провести эту ночь с тобой - очень хотела, но из тебя прямо буграми выпирала ревность. Надеюсь, теперь она прошла - да ведь, милый?

- Пожалуй, да.

... - У меня тоже была восхитительная ночь... я знала, что ты в хороших руках. В лучших руках - лучших, чем мои...»

 

 Эти иные нормы «гасят» ревность и разрушают мнение, что видеть обнаженное женское тело – это грех или что это нарушает правила благопристойности.

 

 

 

Иное отношение к сексу:

 

Религия навязывает всем своё мнение, что секс нужен только чтобы

«плодиться и размножаться». Были времена, когда она утверждала, что секс для получения удовольствия - это греховное плотское желание, «похоть». Хайнлайн считает иначе, что не рождение детей является целью занятий сексом:

«... всего лишь способ оплодотворять яйца...

... Ну... собственно, это и есть основная цель. Дети...

... Нет, дети являются одним из результатов, но никак не основной причиной. Дети придают смысл будущему, и это - большое благо. Но за всю жизнь женщины ребенок зарождается в ней три-четыре раза - да пусть хоть десять - из тысяч случаев, когда она может поделиться собой, и это и есть первичная причина, почему мы можем делать это так часто, для продолжения рода хватило бы нескольких раз. Сопричастие и взращивание близости, вот это что...»

 

 

 

 Полиамория – путь к идеальной этике:

 

Хайнлайн говорит, что полиамория – это путь к идеальной этике. Конечно, идеальная этика в принципе не достижима. Но можно в некоторой степени приблизиться к ней в полиаморной семье, если отбросить заведомо лицемерную этику современного разобщенного мира.

«... ( он ) пытается сконструировать идеальную этику... Он понимает, что для начала нужно выкинуть на помойку общепринятые нормы сексуального поведения...

... Философы - большая их часть - не решаются на такое; они принимают как данность все основы существующих норм - моногамия, устройство семьи, воздержание, телесные табу, общепринятые ограничения на половой акт и так далее, и так далее - и занимаются всякой дребеденью, вплоть до дискуссий: голая женская грудь - это прилично или неприлично?

Но по большей части они придумывают, как бы это так половчее заставить нас соблюдать эти нормы, не обращая внимания на бесчисленные доказательства того, что чуть ли не все трагедии, какие они видят вокруг, связаны скорее с самим кодексом морали, чем с его нарушениями...»

 

Кодекс благочестия, провозглашаемый современными религиями, не делает нас счастливее. Может быть, даже наоборот, «убивает» в нас чистоту восприятия обнажённого тела и понимание чистоты сексуальных отношений.

«... А потом... ( он ) смотрит на этот священнейший, руками не трогать, кодекс свежими глазами и препровождает его в мусорное ведро. А то, что он придумал взамен, явным образом нарушает законы практически любой страны и приведет в дикое бешенство благонамеренных обывателей, принадлежащих к любому из главных вероисповеданий - вкупе с большинством агностиков и атеистов...».

 

Да, срабатывает тот же принцип, о котором говорит одна из песен Машины времени: «Непохожего – бей!». И причина этого – лишь привычка к кодексу благочестия, вбитому в сознание всего лишь в последние 2000 лет.

«... он... говорит, что секс - это путь к счастью. Секс должен быть путем к счастью. Мы же используем секс, чтобы причинять друг другу боль, превращаем его в орудие пытки. Секс никогда не должен быть мучительным, он должен доставлять счастье - или по крайней мере удовольствие».

 

Что есть путь к счастью? Ленивое возлежание под пальмой в ожидании, когда плод сам упадёт прямо в руки? Или тяжёлая работа ради хлеба насущного? Когда единственным удовольствием становится только время, когда можно упасть без сил и не думать ни о чём? А ведь исходная, самая основная возможность счастья заложена в нас самих, в нашем теле и разуме. И не одёжки, даже пошитые Богом, дают нам счастье. Адам и Ева были счастливы в Эдеме и без них. Именно душевное единение и секс, как пути к счастью в Эдеме, указал им Бог, когда сказал: «прилепится к жене своей», «плодитесь и размножайтесь». Т.е. используйте, то, что у вас изначально есть – ваши души и тела.

«В заповедях сказано: «Не желай жены ближнего твоего». Результат? Через силу соблюдаемое целомудрие, прелюбодейство, ревность, побои, а иногда и убийства, разрушенные семьи и изуродованные дети - и жалкое, только бы никто не заметил, заигрывание, унизительное и для мужчины, и для женщины. Ну и соблюдается эта заповедь, хоть когда-нибудь? Если человек поклялся на Библии, что он ни разу не желал жены ближнего своего потому, что это запрещено заповедью, я сделаю вывод, что он либо сам себя дурачит, либо обладает патологически низкой сексуальностью. Любой мужчина, способный зачать ребенка, желал многих и многих женщин, пусть он даже никогда не давал этим желаниям волю».

 

И можно только пожалеть, что в мире прижились религии, поощряющие умерщвление плоти и отрицающие естественные природные желания человека.

 «А потом появляется ( он ) и говорит: «нет никакой нужды желать мою жену - люби ее! Её любовь не знает пределов, нам нечего терять - кроме страха и вины, ревности и ненависти, обретем же мы всё». Предложение совершенно невероятное. Подобная наивность была свойственна разве что эскимосам, так они ведь тоже жили в полной изоляции... Но это когда-то, а теперь, после знакомства с нашей «нравственностью», у них всё как у людей - и целомудрие, и разврат. Ну и скажи... много ли они выиграли?... Но несмотря ни на что, все исследователи называли эскимосов самым счастливым из народов Земли. Эти люди никогда не мучились ревностью, у них слова-то такого не было. Они берут друг у друга жен, из соображений удобства или так, для развлечения, - и доставляют им массу удовольствия. Ну и где же тогда норма, а где ненормальность? Взгляни на этот тусклый, мрачный мир и скажи мне: кто счастливее?».

 

Какая же этика лучше? Та, которая призывает человека хмуро трудиться в поте лица своего и отказывать себе в единственно доступных телесных удовольствиях? Или та, от которой люди «прямо дуреют от счастья»?

«... Да, они счастливы. Такие счастливые, что прямо дуреют от счастья. Что-то здесь явно не так.

- А может, это в тебе что-то не так?... Жаль, что ты такой зашоренный... ты, юный кретин, пошел на поводу у своей ревности! Будь мне столько лет, сколько тебе, я бы с радостью подался в эскимосы - Господи, да мне так за тебя обидно, что хоть плачь. Но ничего, буду утешаться уверенностью, что скоро ты локти кусать станешь. Возраст не приносит нам мудрости, зато он дает перспективу... и самое... печальное - это видеть далеко позади искушения, перед которыми ты устоял...»

 

 

 

Блаженны богатые духом:

 

У нас нет возможности обучиться «марсианскому» языку и творить то, что могут последователи Майка в романе Хайнлайна. Но не зря Хайнлайн поясняет, что «религия» Майка – это, по существу, не религия:

«Ну а как  отличаются наши братья в других областях? Лучше или хуже среднего?

- Лучше, конечно же лучше. Понимаешь... у нас ведь не вера, а метод эффективного осуществления любых действий...

... они стали страсть какими ухватистыми по части денег. Это правда?

- Да, да. Если ты грокаешь, делать деньги проще простого.

- Похоже, ты добавил новую заповедь блаженства: «Блаженны богатые духом, ибо они зашибут деньгу».

 

 Метод Майка базируется на «концептуальн(ой) логик(е), сформулировать которую можно только на марсианском языке».

 

Но нам и не нужен этот «марсианский» язык. Он у нас уже есть. «Чудес» он не даёт, но эффективно решает самые запутанные проблемы. Это понятийный язык. Этот «язык» и методы системно-философского анализа для «эффективного осуществления любых действий»  рассматриваются в курсе «Сократология».

 

 

 

Всеобщая полиамория нам пока не грозит:

 

Хайнлайн предупреждает: если вы приняли полиаморию, то не думайте, что и другие так же быстро признают её:

«... Они слишком оптимистичны. Они видят, какую пользу приносит учение нам, видят и знают, как они счастливы, какие они сильные, здоровые и просветленные, как глубоко любят они друг друга. Им начинает казаться, что пройдет какое-то время, и все люди достигнут того же блаженства. Нет, не завтра и не на той неделе, некоторые из них думают, что и тысячелетие - лишь краткий момент, если разговор идет о столь великом свершении. Не сразу, но в конечном итоге...».

 

 

Гарем коллективного пользования или идеальная мораль?

Несовместимость кодов благопристойности:

 

« ... Ну не нравятся мне групповые оргии, не нравятся, вот хоть плачь... А... что бы ты сказал, если какие-нибудь люди начали вести себя в твоей гостиной, как макаки в обезьяннике?... Этот гарем коллективного пользования ошарашил бы кого угодно...

- В том-то... и дело, что ты находился не в своей и даже не в моей гостиной. В чужой монастырь со своим уставом не лезут - это одна из основ цивилизованного поведения.

- ... Мне их поведение показалось возмутительным.

- Тут мы подходим ко второму вопросу. Принародное проявление похоти. Лично мне такие штуки не нравятся, так уж я с детства воспитан. Значительная часть человечества придерживается совершенно иных взглядов, оргии имеют очень обширную историю. Но что же тут «возмутительного»? Меня, уважаемый сэр, возмущают действия, не соответствующие моим этическим нормам, - и только они... всё это - дело вкуса... И мой вкус ничуть не более священен, чем вкус Нерона, при всем их разительном отличии... А главное... тут же не было ничего «принародного»...

... эти люди состоят в коллективном браке... А потому, что бы там ни произошло... мы должны расценивать эти действия как сугубо приватные. Ну как можно говорить об оскорблении чьих-то тонких чувств, если «здесь же нет никого, кроме нас, богов»?... Нет, ( они ) вели себя вполне корректно, возмутительным было твоё поведение...»

 

Да, оргии могут кому-то нравиться, а кому-то нет. Один человек любит только классическую музыку, а другой – только современную. И это только дело вкуса. Недопустимо заявлять, что тот, кто не приемлет музыку 19-го века – недоразвитый. И так во всём. Вкусы в питании и коды благопристойности в сексе у всех разные. И «оскорблённость тонких чувств» - это просто неприятие чужих вкусов.

«... Если ты такой уж чувствительный, уходить нужно было сразу, ведь ты сразу увидел, что их обычаи идут вразрез с твоими...»

 

Ладно бы, неприятие чужих вкусов только для себя лично. Но ведь большая часть людей, привыкнув к традиционному коду благопристойности, пытается навязать его и всем остальным. Причем, не доказывая правоту своего кодекса. А если и доказывая, то «передёргивая» понятия, как шулеры в картах.

 

Хайнлайн говорит: «Ханжа возводит свои правила в статус законов природы... настоящий же ханжа должен был хлопнуть дверью сразу, при первом же взгляде на эту восхитительную татуированную леди...».

 

И если уж ханжа устанавливает нормы морали, нормы жизни, как законы природы, то он присваивает себе полномочия Бога ( который ему этого, вобщем-то не поручал ). Идеал ханжи – чтобы все жили так, как приемлемо лично ему, в соответствии с его личными убеждениями о благопристойности.

 

Хайнлайн описывает бегство одного из героев романа из этого «гарема коллективного пользования». И разбирает, что же вызвало это бегство. Предложение участвовать в «коллективной интимности», в групповом сексе? Оказывается, что нет. Оказывается, что у этого героя любовь и ревность, смешавшись воедино, вызвали смятение чувств и его бегство:

«Чувство, заставившее тебя бежать, называется совсем иначе. Ты можешь сказать, что такое «любовь»?

- Что? Слушай, да брось ты эти свои штучки. Этим вопросом занимались все, от Шекспира до Фрейда, и никто еще не дал мал-мала вразумительного ответа. Я только знаю, что она причиняет страдание.

- Не знаю уж, как там Шекспиры... но я могу дать тебе совершенно точное определение. Любовью называется такое состояние, когда счастье другой личности становится для тебя важнее твоего собственного.

- Ну, с этим я, пожалуй, и соглашусь... Именно такие чувства и вызывает у меня Джилл.

- Прекрасно. Значит, ты утверждаешь, что так хотел сделать Джилл счастливой, что чуть не заблевал всю комнату, и был вынужден спасаться паническим бегством?... А может, это было некое другое чувство?

- Я же просто говорю... - Бен осекся, помолчал с минуту и продолжил совсем уже иным голосом: - Ну да, я ревновал...»

 

Определение альтруистической любви, данное Хайнлайном, является, по-видимому, наилучшим из всех, которые давались кем-либо и когда-либо. И интересен его взгляд на борьбу любви и ревности в душе человека. Сравните мнение Хайнлайна с высказываниями так называемых «психологов»...

 «... Ревность - это болезненное состояние, а любовь - здоровое. Незрелый ум зачастую их путает, либо считает, что чем больше любовь, тем больше и ревность, когда в действительности они почти несовместимы, одна почти не оставляет места для другой. Действуя на пару, они производят невообразимую сумятицу - что, по всей видимости, с тобой и случилось. Когда твоя ревность подняла голову, ты не смог взглянуть ей в глаза и позорно бежал...»

 

Итог всех этих размышлений Хайнлайна: полиамория и групповой брак - это тоже высокоморально, но это – ИНАЯ мораль. Настолько же иная, насколько пантеон греческих Богов отличается от сегодняшнего монотеизма.

«... По моим представлениям, всё, что делают эти люди... совершенно морально... абсолютно всё. Вакханалии, бесстыдный обмен партнерами, коммунальная жизнь, анархические порядки, да всё что угодно».

 

«И это полиамория?», - скажут ценители традиционных устоев. Как можно пропагандировать такое? «Да убоится жена мужа своего и да будет он её господином, а она будет ходить за ним» - вот их код благопристойности.

 

Но этим устоям всего лишь 2000 лет. А до этого были совсем другие, далеко ходить не надо, загляните в Ветхий Завет. Так что критикам можно напомнить слова: «Цезарь: Прости его, Теодот, он варвар и полагает, что обычаи его острова суть законы природы». Бернард Шоу. "Цезарь и Клеопатра", акт II.

 

Именно романами великого писателя-философа Роберта Хайнлайна зачитывается весь мир. А не притянутыми за уши рассуждениями и «передёргиваниями» критиканов, не создавших за свою жизнь хоть чего-то стоящего.

 

Но вернёмся к вопросу о счастье. В какой семье его больше? В такой, полиаморной, или в обычной моногамной, где муж избивает жену? Или где дети являются свидетелями скандалов, которые жена устраивает мужу, застукав его с подругой?

 

Традиционный лицемерный код благопристойности приносит столько лжи и зла... Но можно понять и тех, кто его до сих пор придерживается. Ведь у них просто не было ИНОГО кодекса, иной идеологии счастья, кроме традиционного моногамного.

 

Эти ложь и зло традиционных заблуждений разрушают души людей, ведут их к разобщенности, недоверию, зависти и конфликтам. И намного лучше жить по нетрадиционной морали, чем всю жизнь мучиться и обманывать друг друга. И, в итоге, не получать того счастья, которое возможно, естественно и так доступно.

 

Именно сегодняшняя «этика» сексуальных отношений толкает нас на эту лживую жизнь. И каждый человек ищет, как совмещать её и свою тягу к большему сексуальному разнообразию.

«... этика секса - проблема очень заковыристая. Каждый из нас вынужден вслепую, на ощупь искать мал-мала приемлемое ее решение - либо жить по нелепым, неработоспособным, пагубным нормам так называемой «морали». Почти все мы знаем, что этот кодекс плох, почти каждый из нас его нарушает. Но мы платим ему отступного - чувством вины и лицемерной болтовней. Так ли, сяк ли, но эта безнравственная «мораль» катается на нас, дохлая и зловонная...

 Вот так и ты... Ты считаешь себя свободной личностью и напропалую нарушаешь нормы морали. Но, столкнувшись с новой для себя проблемой сексуальной этики, ты сверяешь ее со всё тем же иудео-христианским кодексом - и твой желудок рефлекторно сжимается, из чего ты делаешь вывод, что ты прав, а они не правы. Фи. «Божий суд» и тот был бы надежнее. Твой желудок не отражает ничего, кроме предрассудков, вбитых в твою голову еще до того, как в ней появилась хоть капля разума».

 

Да, почти все нарушают нормы общепринятой морали. Но оценивают свои действия по привычным «нормам» христианства и кодекса строителя коммунизма, «вбиты(м) в ... голову еще до того, как в ней появилась хоть капля разума». Что моральнее – лицемерие или честность? Осуждение других за то, что сам же и делаешь или честное признание, что это вполне морально, но в рамках ИНОЙ морали. И вобщем-то никому не «давит на мозги», кроме ценителей средневековой богобоязненной морали.

 

 

Господь повелел нам быть Счастливыми:

 

 

Полиамория и Роберт Хайнлайн

Image  courtesy  of  kongsky at  FreeDigitalPhotos.net

 

Одна из героинь романа вначале придерживалась фостеритской псевдорелигии. Кредо этой «религии» - вседоступность телесных удовольствий под патронажем церкви. Но интересно мнение этой героини о связи телесных удовольствий с традиционными религиозными взглядами:

«Господь повелел нам быть Счастливыми. Для того Он и преполнил мир дольний вещами, чтобы мы были Счастливы. Без Божьего соизволения сок гроздей виноградных не претворялся бы в вино - а значит, Он хочет,  чтобы мы пили вино и радовались. Ведь мог же Он повелеть виноградному соку так и оставаться виноградным соком - либо прямо скисать в уксус, от которого никому нет никакой радости... Конечно же, Он не хочет, чтобы люди напивались по-свински, а потом били своих жен и забывали о своих детях... Он дал нам вещи для употребления - не для злоупотребления. Если тебе хочется выпить стакан - да хоть десять стаканов, кому сколько надо... а затем тебе захочется потанцевать... почему бы, спрашивается, и нет? Господь дал нам алкоголь, и Господь дал нам ноги - он дал нам и то и другое, чтобы мы выпили, потанцевали и были счастливы... Если бы Господь не хотел, чтобы на женщин смотрели, Он, в бесконечной своем мудрости, сотворил бы их уродливыми страшилищами - разве не так?... Господь хочет, чтобы мы были Счастливы, Он сказал нам - как. «Любите друг друга!»... Возлюби ближнего своего... И любовь, которой учит нас Господь, - не всякие там ахи и вздохи старой девы, которая  боится оторвать глаза от молитвенника, дабы не ввести свою плоть во искушение. Если Господь ненавидит плоть - так зачем же Он сотворил ее, и так много?... Так неужели же Он... описается от ужаса оттого лишь, что какая-нибудь Бетти или Пэтти наклонится слишком низко и ее сосед увидит сиську?... Когда Господь повелел нам любить друг друга, Он сделал это на полном серьезе, безо всяких оговорок и недоговорок... люби сильных, здоровых мужиков... люби просто так, потому что любить - радость... Любовь нельзя продать, а Счастье нельзя купить... Но если ты свободно, с  открытым сердцем даешь - и получаешь - то, что у Господа есть в изобилии, дьявол и приблизиться к тебе не сможет...»

 

Хайнлайн против пуританской трактовки заветов Бога. Против умерщвления плоти и самоистязания молитвами.

 

 

 

Это - безоговорочное принятие личной ответственности:

 

В отличие от фостеритской поп-«религии», полиамория подразумевает высочайшую ответственность за семью и детей. Не зря в романе «Фрайди» речь идёт о финансовом договоре. В «Чужаке» он тоже говорит об ответственности. Но, поскольку речь там идёт о религиозной основе мировоззрения полиамории, то и в словах об ответственности больше звучит «Бог», а не семья:

«Это не благая весть, вселяющая радость и надежду. Это вызов - бесстрашное, безоговорочное принятие личной ответственности за всё. Но мне редко удается донести эту мысль до людей. Очень немногие - только те, кто сейчас здесь, с нами, - сумели понять меня, приняли как сладкое, так и горькое, испили его до дна...

( Люди, не понявшие своей личной ответственности за всё ) продолжали считать Бога чем-то внеположным себе. Кем-то таким, кто страстно мечтает прижать к своей груди каждого ленивого тупицу, дать ему покой и блаженство. Они не хотели, а может, и не могли уяснить себе, что никто ничего за них не сделает, что им придется самим прилагать усилия - и что все их беды и невзгоды суть дело их собственных рук».

 

Хайнлайн не углублялся в поиски иного мировоззрения, приемлемого полиамории. Он просто широкими мазками наметил один из возможных вариантов такого мировоззрения: «Ты еси Бог». Однако он подчеркнул, что мировоззрение полиаморной общины должно подразумевать ОТВЕТСТВЕННОСТЬ. За неимением иной концепции – хотя бы через Бога. И что мы сами должны прилагать усилия, чтобы чего-то достичь.

 

 

 

«Душевное слияние» по Хайнлайну:

 

Крещение – это принятие некой духовности. Обручение – это принятие на себя определённых обязательств. Обещание взаимного доверия и того, что это – навсегда. А полиамория Хайнлайна – это и религия, и брак, и нечто гораздо большее.

«... Тетя Пэтти, - сказала Джилл, - это - вроде крещения... или обручения... Это значит, что ты веришь нам, а мы верим тебе... что мы можем всё тебе рассказать, а ты можешь всё рассказать нам... и что мы теперь вместе - и теперь, и навсегда. Но только обратного хода нет. Если ты нарушишь эту связь, мы умрем... Тут всё, что есть, когда люди женятся, и гораздо больше... Мы всегда будем взращивать близость...

... милая, никогда не делай для нас ничего такого, что тебя хоть чуть-чуть стесняет. В братстве по воде всё должно быть легко и просто...»

 

Хайнлайн не раскрывает подробно суть душевного слияния людей. Но, в конце концов, его роман – это не научный трактат по психологии...

 

 

 

Теология «взращивании близости»:

 

 

 Полиамория и Роберт Хайнлайн

Image  courtesy  of  savit keawtavee at  FreeDigitalPhotos.net

 

Теология здесь лишь в том, что за основу полиамории Хайнлайн взял концепцию Бога в человеке. Но из всего описания отношений членов Гнезда следует, что более верной формулировкой будет концепция слияния душ людей, объединившихся в полиаморную семью. Слияния более прочного и разнообразного, чем в традиционной моногамной семье.

«... Но с теологической точки зрения его взгляды традиционны, как Санта-Клаус. Майк проповедует, что все живые существа суть ипостаси Бога, - что делает его и его учеников единственными на этой планете богами, осознающими свою божественность, - что дает ему полное право получить членский билет божественного профсоюза и жить по профсоюзному уставу. А этот устав предоставляет всем богам полную, ничем, кроме их собственной воли, не ограниченную сексуальную свободу...

... Эти оргии... судить их следует не по нравственным понятиям Урюпинска [ Поданка ], а по олимпийской морали. А чтобы всё это осознать, ты... должен отбросить все сомнения в их искренности... Для начала ты заключаешь, что они не правы, - исходя из нравственных норм, которые сам же и отвергаешь. Попробуй лучше рассуждать логично. В этом «взращивании близости» посредством сексуального единения, в этом единстве множественного нет и не может быть места для единобрачия. Если для их религиозного кредо существенно важно совместное сношение... с чего бы они держали его в тайне? Прячут то, чего стыдятся, - но они-то не стыдятся своих забав, они ими гордятся. Закрытые двери и уклончивые разговоры были бы возвращением к тому, что они отвергают, уступкой «благопристойности»...».

 

А оргии ли ведут к этому или другие способы «взращивания близости» – это не суть важно, если этого не стыдятся, а гордятся этим. И «взращивают близость» с радостью, нежностью, с открытой душой и желанием, чтобы каждый партнёр был счастлив. И чтобы он ещё больше слился душой с членами своей семьи.

 

 

 

Извращение идеальной этики полиамории в поп-«религии»:

 

Противники полиамории припысывают ей идеологию фостеритов – идеологию бездумности, вседозволенности, безответственности и свободной любви. Чтобы лучше понять разницу между полиаморией и фостеризмом, давайте познакомимся с фостеритами.

 

«... Как учит Архангел Фостер, Господь заповедовал нам ублажать плоть, чтобы дух наш мог стремиться к свету безо всяких забот и помех...»

Да, ублажайте плоть. И если вы её ублажили, и ещё раз ублажили, и ещё, то ваш дух плюнет на вас от изнеможения и сбежит куда подальше. Например, к свету. Где от вашей плоти ему уже не будет ни забот, ни помех. Главное – побольше удовольствия, а там всё само пойдет как надо, без всяких усилий с вашей стороны.

 

Бог – свой парень. Он любит простых людей. Живите бездумно, весело и без оглядки!

«... Божественный патрон епископа Дигби - свой парень; он хочет, чтобы люди были счастливы, обещает им счастье земное плюс вечное блаженство на небесах. И он не требует, чтобы верующие смиряли плоть свою. Ни в коем разе... Вам нравится пить, играть в азартные игры и тискать баб? Да за ради Бога - Бога с большой буквы, в прямом смысле, а не в переносном, - идите в церковь и развлекайтесь себе на здоровье, под святым патронажем. Не надо никаких угрызений совести. Делайте всё это весело и без оглядки! Живите полной жизнью! Радуйтесь!...»

Как это привлекательно! С головой окунуться во все пороки и за это ещё и получить вечное блаженство на небесах. Современные религии до такого еще не додумались. Может быть, это и хорошо.

 

«... одеяния большинства прихожан Храма Архангела Фостера не скрывали вообще ничего...»

Такая одежда, естественно, облегчает ублажение плоти. И, как следствие, ускоряет уход духа к свету.

«Архангел Фостер... с нами... Он вами доволен. Поцелуй свою сестру справа... Архангел Фостер вас любит. Поцелуй свою сестру слева...».

Это уж точно храм свободной любви... под патронажем церкви.

 

Если выражаться высоким «штилем», то «... В смысле морали фостеризм - это фрейдистская этика, покрытая «толстым слоем шоколада» - для нужд людей, не способных заглотнуть горькую пилюлю психологии в чистом виде...».

 

Толпой управлять легче, чем одним человеком. Толпа «затягивает», подчиняет человека себе, направляет его именно туда, куда нужно этой поп-«церкви».

«... Совсем еще молодой священник размахивал могучими мускулистыми руками и приплясывал в такт гремящей из динамиков музыке - разогревал, по всей видимости, толпу. Он то подпевал... хору, то переходил на крик. Ну-ка, ну-ка, поживее! У вас что, задницы к стульям прилипли? Шевелитесь! Вот так вот будете кемарить - и сцапает вас диавол. Гигантская змея, образованная уцепившимися друг за друга людьми, извивалась вдоль правого прохода, вдоль сцены, налево, а затем по центральному проходу назад.

Хрясть! Хрясть! Хрясть! - топали в такт резким, синкопированным звукам гимна сотни ( или тысячи ? ) ног.

Хрясть! Хрясть! Хрясть! - чуть не проламливали они пол, повинуясь взмахам сжатых в кулаки рук священника. Хрясть! Хрясть! А-а-а !... Хрясть! Хрясть! А-а-а !

Джилл почувствовала, что ритм ее затягивает, и - со смущенным удивлением - осознала, что охотно присоединилась бы к танцующим, которых становилось всё больше и больше...»

 

И, когда толпа уже «разогрета», когда её мышление сведено к простому повторению того, что делают все, у людей возникает ощущение единства. Вседозволенности и всеправильности.

«... Приплясывающая змея проглотила почти уже всех прихожан; никто из немногих оставшихся на скамейках не сидел спокойно - все они хлопали в такт грохочущей музыке и подпрыгивали...

... Стоявший на помосте человек поднял руки... Затем он резко их опустил.

- Кто тут счастлив?

- Мы СЧАСТЛИВЫ !

- Почему?

- Господь НАС ЛЮБИТ !

- А откуда вы это знаете?

- НАМ СКАЗАЛ ФОСТЕР !

Человек упал на колени и поднял стиснутый кулак :

- Ну-ка, послушаем, как ЛЕВ РЫЧИТ !

Люди зарычали, заорали, завизжали, а тот, стоящий на коленях, размахивал своим кулаком, как дирижерской палочкой, и то увеличивал ярость тысячеголосого рева, то уменьшал, превращая этот рев в хриплое, еле слышное ворчание, - и снова доводил его до немыслимого крещендо, до грохота, от которого чуть не рушился потолок...

... Хлоп-хлоп-хлоп, хрясть-хрясть! Хлоп-хлоп-хлоп, хрясть-хрясть!

Ритмический грохот всё нарастал и нарастал, от него уже тряслись стены...»

 

И если такой «священник» скомандует, то толпа разнесёт вдребезги любую указанную ей цель.

 

Но единения толпы мало. Нужны еще более зажигающие зрелища. И тут, естественно, очень помогает стриптиз... Воистину, удовольствий и зрелищ!

«... самая высокооплачиваемая стрип-герл... Работает под постепенно сужающимся лучом прожектора, к тому времени, когда она остается в чем мать родила, свет уже только на лице, и ничего другого не видно. Эффект - зашибись. И зрелище получается в высшей степени духовное.

 

Но самое важное для такой поп-«религии» - это деньги. И, в предвкушении удовольствий, прихожанин платит.

«... Не знаю, задумывались ли вы когда-нибудь, насколько в любом деле - даже в служении Господу - нужна торговая хватка...

Любой турист, идет ли он на службу ищущих... обязательно проходит это помещение. И что же видит он здесь? Уйму возможностей испытать свою удачу.. указал на слот-машины, ровными рядами вытянувшиеся вдоль обеих стен. - Бар и закусочная в самом конце, так что он и выпить даже не может, не столкнувшись с этим вызовом. И нужно очень уж закоснеть во грехах, чтобы пройти такой путь, не потратив монету-другую.

... Вы только не подумайте, что мы вытряхиваем из них деньги, ничего не давая взамен... грешник обязательно получает благословение и сувенир с текстом из Писания - вне зависимости от выигрыша мирского...

... выигрыш выдается не деньгами, а жетонами, - разменный киоск в самом конце, за баром... а там уйма возможностей сделать пожертвование на благие дела. Так что грешник, скорее всего, не будет ходить далеко, а скормит свои жетоны тому же автомату - каждый раз получая новое благословение и новый текст. Кумулятивный эффект огромен...»

 

Ну и, конечно, коммерческая реклама. Духовное – духовным, но это никак не мешает получать деньги и от рекламодателя.

«... Спонсором первого нашего гимна... является хлебопекарная фирма «Манна небесная», производящая Ангельский Хлеб, белый, как ангельские крылья, с улыбающимся лицом нашего Верховного епископа на каждой обертке и ценным премиальным купоном - под ней. Выигрыши по купонам выплачиваются  во всех храмах Церкви Нового Откровения. Братья и сестры, я счастлив вам сообщить, что не далее как завтра фирма «Манна небесная», имеющая отделения по всей нашей стране, начинает грандиозную дешевую распродажу предравноденственных товаров. Пусть ваш ребенок шагает в школу с большой коробкой кексов «Архангел Фостер», каждый из которых получил благословение и помещен в обертку с тем или иным поучительным текстом, - и возносите молитвы свои Господу, чтобы каждый кекс, подаренный им греховному однокласснику, помог этому несчастному хоть на маленький шажок приблизиться к Свету...»

 

Да и вообще такой «храм» может стать центром досуга. Тем более, что закуски то – платные...

«... А вот наши верные - во время сезона они остаются во храме и после службы, - закусывают на скамейках и смотрят матч. Видите, вон там, за алтарем, там эта стена отходит в сторону, а за ней - самый большой в мире стереоящик. Сидишь себе и смотришь,... Качество изображения - дома такого в жизнь не получишь, да и вообще за компанию...»

 

Итак, у фостеритов нет душевного слияния людей, нет ответственности за близких людей. Да и семьи-то нет. Есть толпа эгоистов, в которой каждый озабочен только тем, как получить побольше удовольствия для себя: алкоголь, секс и прочие развлечения. Единственное ограничение – делать всё это только в «церкви». И за это – «вечное блаженство на небесах» впридачу. Не думайте! Веселитесь! Тискайте баб!

 

Но платите, платите, жертвуйте и платите... У нас всё разрешено тем, кто уже заплатил... и тогда вы чисты перед Богом...

 

Правда очень привлекательная религия? Счастье и все вожделенные удовольствия за совсем небольшую цену...

 

Вы скажете, зачем так долго про каких-то там фостеритов? Они ведь не полиамористы... Вот именно поэтому. Потому, что противники полиамории приписывают ей идеологию фостеритов, описанную выше. Идеологию бездумности, вседозволенности, безответственности и свободной любви.

 

И если вы услышите, как кто-то утверждает, что это, мол, и есть сущность полиамории, то он вас обманывает. Он сводит полиаморию до уровня фостеризма. Фостериты Хайнлайна – это пример того, как могут исказить этику любви и душевного слияния, довести её до абсурда такой «торговлей счастьем». И, судя по негативной эмоциональной окраске описания фостеритов, Хайнлайну совсем не хотелось бы, чтобы полиаморию сводили до ТАКОГО счастья: «...только вот не дожить бы мне до того времени, когда эта штука станет обязательной».

 

 

 

Опасности при становлении полиамории:

 

Ничто новое не приходит в мир безболезненно. Вы помните, как «отблагодарили» Иисуса. Во Францию демократия пришла через взятие Бастилии. А сегодняшнее признание гей-браков сопровождается социальными протестами. Так же и с полиаморией. Но она только-только входит в мир и ещё не так известна, как ЛГБТ. Поэтому у полиамории всё это ещё впереди: протесты, оскорбления и угрозы со стороны консервативно настроенного населения.

«... Тебе, видите ли, не нравится свободное любодейство расположенных друг к другу людей, а знаешь ли ты, что тревожит меня?... меня беспокоит не их мораль, а опасности, угрожающие им извне.

- Да какие там опасности? В этом смысле у них всё тихо.

- Ты так думаешь? Покрась обезьяну в розовый цвет и запусти ее в клетку к коричневым, они разорвут ее в клочья. Эти невинненькие буквально напрашиваются на мученическую смерть...

... Во времена оны святых сжигали на кострах...

- Да чего ты... такие опасности им просто не грозят, - в конце концов, это же не средние века.

- Правда, что ли?... А я как-то не заметил больших изменений...

... ( подобная ) схема... предлагалась этому пакостному миру многажды - и каждый раз бывала им раздавлена.

... Раз за разом повторяется одна и та же печальная история: прожекты идеального братства, где всё общее - и все всех любят, прекрасные надежды и высокие идеалы - затем преследование и крах».

 

Число сторонников полиамории только в США и только по официальной статистике сегодня превышает 500 000 полиаморных семей. А если считать, что в такой семье 3-4 человека, то это – 1.5-2 миллиона человек. Но многие полиамористы часто скрывают свой образ жизни и они не учтены в официальной статистике. Так что в действительности цифры намного большие. Но, видимо, используя предупреждение Хайнлайна, полиамористы не особенно и стремятся рекламировать себя.

 

Сейчас по всему миру идет признание однополых браков. Определение брака постепенно изменяют на «соглашение между двумя людьми», а не исключительно между мужчиной и женщиной. Социальные изменения в мире стали уже настолько большими, что он, похоже, уже перешёл на новый виток спирали своего развития. Так что «печальная история» может и не повториться.

 

Сейчас как раз период становления полиамории. Возмущенных криков и экстремизма со стороны традиционных религий и их последователей будет очень много. Но это означает, что эти религии в панике. Что они видят, как число их последователей сокращается, а новые «веяния» занимают их место.

«... Я сразу говорил, - сказал он, - что нужно ждать неприятностей, и они будут нарастать, пока мы не наладим контроль над общественным мнением, достаточный, чтобы нас если не признавали, то хотя бы терпели.... Когда-нибудь мы приобретем такое влияние, что наши преследователи поневоле угомонятся...»

 

И радует то, что «... все церкви в равной степени неприкосновенны - особенно те из них, которые располагают приличным количеством голосов избирателей...»

Это еще одна подсказка Хайнлайна. Чем больше полиамористов и чем у них больше голосов на выборах, тем более лояльно к ним относится общество.

 

 Старое не сдаётся без боя, это знают все. Но правильно говорит Хайнлайн: «Если хоть одна десятая процента населения способна воспринять благую весть, тебе всего-то и нужно, что показать им, - и через сколько-то там поколений глупые благополучно вымрут, а твои последователи наследуют Землю».

 

 «Воспитательные» методы современной «инквизиции» уже не остановят процесс изменения семьи. Люди хотят такого счастья, которое нужно ИМ самим, а не навязчиво «рекомендовано» сверху. И наивысший патриотизм – это достижение мира и любви в обществе на основе личной свободы, а не путём диктатуры.

 

 

 

Дикое бешенство благонамеренных обывателей:

 

Хайнлайн даёт и некоторые подсказки, как не вызывать «дикое бешенство благонамеренных обывателей, принадлежащих к любому из главных вероисповеданий - вкупе с большинством агностиков и атеистов».

 

Это – максимальная изоляция «внутреннего гнезда», внутренней жизни полиаморной семьи от соседей:

«... и она просуществовала некоторое время, но это же в глухой местности, никаких тебе любопытных соседей...

... Хорошая идея... Занимайся ты хоть сто раз законными и приличными вещами, всё равно любопытные соседи - хуже чумы...

... на этом этаже не бывает посторонних. Друзей, не принадлежащих гнезду, а у нас их много, мы принимаем внизу, в помещениях, обставленных более привычным для них образом ...

... Дети в Гнезде?

- Да их тут целая прорва! У птенцов на этом же этаже своё отдельное гнездо, ведь эта мелюзга всё время орет и стоит на головах...»

 

Т.е. не нужно посвящать соседей и знакомых в нюансы вашей жизни. В «разобщенном» обществе ведите себя как все. В других статьях мы будем подробно разбирать эти вопросы.

 

 

 

Обучение полиамории:

 

Вы можете решить, что достаточно понять основные принципы полиамории – и вы уже знаете всё, что нужно. Нет, этого недостаточно. Пролистав краткий справочник по математике, вы не станете сразу «математиком-арифметиком». Нужны практические занятия и детальное изучение каждого раздела. Чтобы прочувствовать всё это «нутром».

«... Обучение... Мне нравится такой подход. Вера, в которой меня воспитали, не требовала, чтобы ты хоть что-нибудь знал. Исповедуйся - и будешь спасен, попадешь прямо Христу в объятия. Человек, не способный сосчитать собственные пальцы, относился к числу Божьих избранников, получал гарантию вечного блаженства - на том лишь основании, что он был «обращен». Он мог не  знать ровно ничего, не знать даже, что такое Библия...

... Человек должен начинать с желания познать и пройти затем долгое, трудное обучение. Весьма разумный подход.

- Не просто разумный, а единственно возможный, иначе просто нельзя. Понятия... и общие знания, находящие массу практических применений: от того, как жить, ни с кем не ссорясь, до того, как ублаготворить собственную жену, - всё это основывается на концептуальной логике, на понимании, кто ты такой, почему ты здесь, как ты функционируешь, - и на действиях, соответствующих этому пониманию...»

 

Итак, полиамории нужно учиться. Как сказал тот же Хайнлайн: «Почему "любовь" должна классифицироваться как "инстинкт"? Конечно, аппетит к сексу - это инстинкт - но разве обычный аппетит сделал какого-нибудь обжору гурманом, любую кухарку Кордо Бле [Победитель конкурса знаменитых французских поваров]? Черт возьми, да чтобы стать даже кухаркой, надо же УЧИТЬСЯ» [ Дорога славы ].

 

Учиться «гасить» ревность, учиться любить многих ( а не просто иметь секс со многими ), учиться этикету полиаморного общения, учиться вести совместную жизнь и финансы, и так далее.

 

 

 

Одной добродетели мало:

 

Недостаточно желать всем добра. Нужно еще знать, как его творить. Иначе натворишь такого... Недаром говорят: «Благими намерениями вымощена дорога в ад».

«... Одной добродетели мало, нужно что-то еще... Вот, скажем, Джилл. К моменту нашего с ней знакомства она обладала уже совершенной добродетелью. Но при этом всё у нее внутри было скручено и перепутано... Но одной добродетели мало, катастрофически мало. Чтобы добродетель могла делать добро, ей необходима поддержка ясной, холодной мудрости. Добродетель без мудрости неизбежно творит зло...»

 

Т.е. кроме знания «что», требуется еще умение «как». Вот для этого-то и существует наш сайт, чтобы подсказать «как».

 

Тема полиаморной семьи есть у Хайнлайна и в романе «Достаточно времени для любви или жизни Лазаруса». Она проходит там как не основная тема. Вот что, важное для нас, он говорит там о полиаморной семье:

«Сейчас нас, отцов, трое - с тобой четверо - и три матери, но будет четыре, когда Минерва попросит считать ее совершеннолетней, а также неопределенное число детей, которых следует учить, шлепать и любить. Число родителей может возрасти - или уменьшиться. Но это мой дом, моя фамилия, и пусть будет так, потому что под моей крышей должна обитать одна Семья...

... иду на это ради благополучия детей. Мне случалось видеть, как жестокие катастрофы губят колонии, такие же процветающие, как наша. Джастин, в этой Семье со взрослыми может что-нибудь случиться, но если останутся хотя бы один отец и одна мать, дети должны вырасти нормальными и счастливыми. Это и есть истинное предназначение Семьи. Мы полагаем, что такая Семья, как наша, обеспечивает достижение этой цели в большей степени, чем семья, где только один мужчина и одна женщина, и если ты присоединишься к нам, то перед тобой окажется та же самая цель».

 

 

 

Подведем итоги:

 

Итак, какие советы и подсказки дает нам Роберт Хайнлайн:

 

  1. Он даёт один из вариантов финансовых отношений внутри полиаморной семьи;
  2. Ставит заботу о детях во главу угла в финансовых отношениях такой семьи;
  3. Описывает вариант создания таких семей на идеологической ( религиозной ) основе;
  4. Предупреждает, что если основой создания таких семей является религия, то она не может быть «надёргиванием» избранных мест из других религий и верований;
  5. Показывает, что даёт полиамория людям: душевное единение, разнообразие сексуальной жизни, укрепление брака, более высокое личностное и профессиональное развитие;
  6. Описывает душевно-сексуальное единение как путь к Счастью;
  7. Подчеркивает, что морально-этические нормы и коды благопристойности полиамории очень отличаются от норм традиционных религий;
  8. Утверждает, что цель секса не в рождении детей, а в единении душ людей;
  9. Говорит, что полиамория – это путь к идеальной этике;
  10.  Предсказывает, что полиамория будет развиваться лишь постепенно и к ней придут далеко не все;
  11.  Даёт наилучшее определение альтруистической любви;
  12.  Говорит, что Заповедь «возлюби ближнего своего» надо воспринимать именно буквально, а не платонически;
  13.  Подсказывает, что полиамория означает принятие на себя ответственности «за тех, кого мы приручили»;
  14.  Подчёркивает, что никто не возьмёт нас за руку и не приведёт в райский сад полиамории. Что сделать это можем только мы сами, приложив свой труд и упорство;
  15.  Предупреждает, что есть опасность опошления идей полиамории и превращения её в очередную поп-культуру;
  16.  Предупреждает, какие опасности ожидают полиаморию в период её становления;
  17.  Подсказывает, как избежать озлобленного отношения общества к полиамористам;
  18.  Говорит, что полиамории надо учиться.
  19.  Говорит, что одна из целей создания полиаморной семьи – дети. Чтобы они выросли счастливыми, что бы ни случилось с кем-нибудь из родителей.

 

 

Заключение:

 

Полиамория не пытается вселить в людей веру в свою Абсолютную Истинность. Полиамория даёт свой путь достижения самого главного, что нам нужно в жизни – Счастья. Путь, истинность которого каждый может достаточно легко проверить САМ, на своём опыте.

Путь, «пригодн(ый) для использования прямо здесь и сейчас... обыденн(ый), как гладильная доска, и полезн(ый), как хлеб...» [ Р. Хайнлайн ].

 

И если вы убедитесь, что это так, то в ближайшие 1000 лет человечество сможет жить более счастливой жизнью, чем когда-либо прежде.

 

У людей, у человечества, есть только два пути: либо прогресс и движение вперёд к будущему, к свободе и счастью. Либо регресс и возврат к Тёмным Векам, куда более зловещим, чем прежде. Ведь сегодняшние научные достижения могут быть обращены против человека, направлены на уничтожение самого понятия о свободе выбора, о свободе человека мыслящего.

 

Давайте вместе идти путём к Счастью.

 

 

Мир вам да любовь.

 

ИОКЛ, Иерусалим, 2013

 

 

 

 

Комментарии (0)



Пожалуйста, авторизуйтесь для того, чтобы комментировать

Вход
Здравствуйте, гость
18+

Материалы данного сайта не предназначены для несовершеннолетних посетителей.